Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:51 

Исповедь темого волшебника. Глава 2. Часть 1

nairsa
— Ты долго, — заметил я Люциусу, когда дети сошли с плота и занялись делом.
— Кажется, у нас намечаются проблемы, — сообщил Малфой, нахмурившись. — Пропал Перси Уизли. Пока я ждал, когда Гермиона соберет снаряжение, Нотт прислал патронуса и, выражаясь цветистее чем обычно, сообщил мне эту новость.
Перси Уизли… Как по-моему, так в любой администрации должен быть хотя бы один такой человек: зануда, педант, аккуратист и карьерист, моральные принципы которого определяются набором формуляров, законов и указаний начальства. Крайне неприятная личность, но… На него можно взвалить любую административно-хозяйственную муть и точно знать: все будет сделано строго в соответствии с инструкциями, даже если оные — бред сумасшедшего. На должность начальника отдела по работе с магглами он был продвинут лично мною и я действительно считаю его своей находкой: с тех пор, как он занял эту должность, стало возможным проворачивать такие комбинации, что просто заглядение. Зубодробительные канцелярские формулировки, которыми мы в маггловском мире оперировали, переводя под попечение нужных нам семей одаренных детей — целиком и полностью заслуга Перси: именно его извращенный мозг измыслил всю эту тарабарщину и, что самое странное — она идеально работала, не вызывая ни у кого никаких сомнений, подозрений или придирок.
И вот этот человек и канцелярит во плоти - пропал. Запить он не мог: не тот склад характера. Такие как он не потребляют алкоголь, впрочем, как и любые другие препараты или зелья, изменяющие сознание. Страстная любовь тоже не его случай. Заболеть он мог, но он обязательно оповестил бы о своем нездоровье всех, кого обязан был оповестить в подобных случаях.
— И давно пропал? — поинтересовался я.
— Третьи сутки ни слуху, ни духу, — ответил Люц. — Жена подняла панику на следующее утро, после того, как Уизли не вернулся с работы домой. Говорит, он часто задерживался почти до утра, а тут и вовсе не явился, и на месте его нет.
— Может, зашел к кому из друзей? — предположил я.
— Да какие у твоего Персика друзья? — фыркнул Малфой. — Лично я удивлен, что он жену себе где-то разыскал. Притом, ладно бы страхолюдину какую, так нет же. Симпатичная особа и, что самое странное, она действительно любит его. Во всяком случае, переживает по-настоящему. У родителей его тоже нет и давно не было, у прочих родственников не появлялся еще дольше, чем у родителей.
— Аврорат к поискам подключили? — мой вопрос был на самом деле не о том, сделали это или нет. По сути, это было предложение поделиться всеми подробностями, известными собеседнику. А что тот за то время, что отсутствовал, успел собрать исчерпывающую информацию и был полностью в курсе современного положения дел — сомнений не вызывает.
— Да, — кивнул Люциус. — Установлено, что в день своего исчезновения он работал на маггловской стороне, инспектируя какой-то приют, в составе комиссии от нашего благотворительного фонда. Всех членов этой комиссии опросили и выяснилось, что мистер Уизли покинул приют сразу по окончанию мероприятия. В общем-то, он не должен был оставаться там ни одной лишней минуты и его уход выглядел бы вполне обычно, если бы опрошенные не разошлись в показаниях о том, как Перси их покинул. Одни утверждали, что он уехал на своей машине, ведя ее самостоятельно. Другие, что за ним прибыла машина с водителем, третьи поведали, что он отправился пешком к ближайшей станции метро. Также были озвучены версии, гласившие, что он уехал на автобусе, поймал такси, выйдя на улицу, вызвал такси по телефону и даже укатил на велосипеде. Мнения о том, куда направился Уизли, тоже разошлись: он не оповестил, куда направляется; в офис благотворительного фонда; в ресторан на деловую встречу; домой; в Министерство; инспектировать одну из принимающих детишек семей; и уж совсем неправдоподобная — по бабам.
— Да уж, последняя — не про Перси, — выслушав, произнес я. Обдумав то, что услышал, я попросил Люциуса продолжить свой рассказ.
— Каждого из опрашиваемых продиагностировали на предмет не наложены ли какие-нибудь чары, но все как один оказались “чистыми”. Но продолжали настаивать на своих показаниях. На место вызвали бригаду невыразимцев. Те долго изучали место происшествия, потом тех участников событий, которые обладали хоть искрой дара, и пришли к выводу, что была применена какая-то из модификаций Конфундуса или похожего заклинания, накрывшая большую площадь в тот момент, когда Уизли выходил из здания приюта. И это все, что на данный момент известно.
— А помнишь, в шестидесятых… — я сосредоточился, вспоминая подробности. — Во французском аврорате был стажер с немецкой фамилией, кажется, Кунц, или может быть, Кунце. Ну да, не важно, как его звали, но он пропал после того, как группа, в которой он работал, зачищала последствия взрыва какой-то дряни, случившегося в лаборатории Вийонов в Льеже. Этот стажер потом обнаружился в буддистском монастыре, где усердно предавался посту и молитве, находясь на пути к самомумфикации.
Люциус задумался и кивнул.
— Да, припоминаю что-то такое, — подтвердил он. — Кажется, новоявленного буддистского монаха немецкого происхождения обнаружили маггловские журналисты…
— Ага, они делали репортаж, а тут белый человек в одеждах буддистского монаха. Разумеется, пройти мимо журналисты не смогли. Кто-то из магглорожденных французских авроров увидел репортаж и опознал в этом аскете того стажера. Расследование, которое было приостановили, продолжилось и группа специалистов отправилась в монастырь. Этот Кунц… Нет, все-таки не Кунц он был… — я напряг память, вспоминая. Почему-то это показалось мне важным. — А! Вспомнил! Курт Майер его звали. Ну так вот, этот самый Майер оказался совсем не в себе. Для начала, он полностью потерял память. Легилимент, который с ним работал, чуть сам не двинулся: у Курта в голове была одна единственная четкая и потрясающе яркая мысль — он видел себя статуей Будды. Все остальное представляло из себя просто ровный серый фон.
— Оклюменция? — спросил Люц.
— Да нет, — покачал головой я. — Он действительно ничего не помнил до того, как осознал себя у ворот того монастыря. Монахи пожалели убогого и пару лет он жил при монастыре служкой. Подай-принеси-помой, ну и все в таком духе. Выучился худо-бедно говорить на местном наречии, а потом принял буддизм и… Как он загорелся стать статуей, не так и важно. Интересно то, что магии в нем не было ни грана. Все тесты и обследования показали, что это обычнейший маггл. Ты знаешь способ сделать из мага маггла? Пусть напрочь беспамятного и сумасшедшего, но при этом все-таки живого?
— Нет, — протянул Люциус.
— И я не знаю. Из мага можно сделать сквиба. Можно заблокировать доступ к магии так, чтобы человек не мог ею воспользоваться. Можно магию откачать. Но при этом маг умрет. А этот Майер определенно был жив.
— Хочешь сказать, что наша пропажа может всплыть в том же монастыре? — спросил Малфой.
— Хочу сказать, что оба пропали после работы на маггловской стороне. И да. Два случая — могут быть совпадением, но я как-то не очень верю в такие чудеса. Кроме того, у этого Майера довольно интересная родословная. Он чистокровный в пятнадцатом колене. Его отец и дед участвовали в войне с Гриндевальдом на стороне, противостоящей оному. Дед тогда погиб, прихватив с собой довольно много противников. Отец же участвовал в организации эпического побоища, предшествовавшего дуэли между Гриндевальдом и Дамблдором. Есть еще один интересный штрих: Майеры довольно таки недавно отпочковались от Мейеров, а те как раз выступали на стороне Гриндевальда. Среди тех, кто погиб стараниями деда Курта был тогдашний наследник главы дома Мейеров.
— Месть? — уточнил Люциус.
— Хороший вопрос. Неплохо бы найти на него ответ. Тогда, в шестидесятых, следствие не пришло ни к каким определенным результатам и было закрыто. Может быть, то дело представляет сугубо академический интерес, но не исключено, что оно может быть как-то связано с пропажей Персика. У Уизли через каких-нибудь родичей наверняка есть сродство с кем-нибудь с континента… Подкинь эту идею Нотту.
— Как-то странно почти через сотню лет мстить за проигрыш, ты не находишь?
— А у тебя есть получше версия? — поинтересовался я. — Кому может быть нужен Перси Уизли? Да, он неприятный тип. Да, его не любят. Но настолько, чтобы организовывать похищение? А, судя по тому, что ты рассказал, это все-таки именно похищение. Канцелярских крыс типа Персика не похищают. Их либо подставляют, либо убивают, либо обходят стороной. В общем, выбирают какие-то относительно простые способы устранения. При всем его характере, образе жизни, взглядах и прочем, он довольно сильный волшебник. Он, в конце-концов, Мастер в области Чар, и это означает, что он и без волшебной палочки способен на многое. То же Империо на него действует весьма специфически: оно на него ложится, под его воздействиям его можно заставить спеть, станцевать и даже стишок рассказать, но как только начинают затрагиваться вопросы семьи или работы — оно с него слетает.
— Ты еще скажи, что Круцио ему тоже не страшно и я поверю, что этот Уизли — новое воплощение Мерлина, — пробурчал Люц.
— Кстати, будешь смеяться, но ты почти прав. Персик — патологический трус. Он теряет сознание еще только услышав как произносится слово “Круцио”.
— Ты проверял? — удивился Малфой, недоверчиво поглядев на меня.
— А ты думаешь, я на пост в Министерстве, который считаю одним из ключевых, продвигал бы человека, которого не проверил бы на все, что счел нужным, лично? — вопросом на вопрос ответил я. — Уизли — человек строго на своем месте. С одной стороны, он, по-большому счету, ничего не знает и ни за что не отвечает, с другой — только такой как он способен четко и абсолютно беспристрастно соблюдать выданные инструкции, не отступая от них ни на дюйм. Его потеря — это куда серьезнее, чем кажется на первый взгляд.
— Ладно, допустим, ты меня убедил, — вздохнул Люц и, достав сквозное зеркало, связался с Ноттом. — У Лорда-Дракона есть новости, — сообщил он через некоторое время. — Он просит разрешения присоединиться к нам в составе восьми человек его оперативного штаба.
— Готов поспорить, что новостей много и все до одной неприятные, — буркнул я и выдал разрешение на перемещение. — Похоже, накрылась наша чудесная прогулка, — сообщил я вернувшимся после мытья посуды детям и кивнул Люциусу на его сообщение о том, что Лорд-Дракон прибудет через полчаса.
— А что произошло-то? — невинно поинтересовался Абрахас, но по его лицу было видно, что он подслушивал.
— Ладно тебе притворяться, — проворчал я, ухмыльнувшись. — По моим прикидкам, ты слышал если не весь разговор, то, как минимум, большую его часть.
— Мда, — расстроенно вздохнул Скорпиус. — Не быть нам лазутчиками.
— Мы можем остаться и послушать? — спросила Ами, кинув на меня “щенячий” взгляд.
Мы с Люциусом переглянулись.
— Что уж там, слушайте, — разрешил я, увидев кивок друга и соратника. — Но комментировать специально для вас никто ничего не будет. Это — понятно?
— Да, лорд Блэк, — вытянувшись в струнку, звонко ответила девочка. Почему она решила выбрать из всех моих общеизвестных фамилий именно эту было загадкой, но резкий переход на официальный тон четко давал понять, что она абсолютно серьезно отнеслась к предупреждению и приняла его во внимание.
Мальчишки закатили глаза и Люциус счел необходимым донести до них, что комментировать ничего не будут не только для Камелии, но и для них.
— Мы все поняли, крестный, — очень серьезно ответил Абрахас, а Скорпиус кивнул, подтверждая слова друга. На какое-то время воцарилась тишина. Я прикидывал варианты и пытался предугадать с какими новостями появится Нотт, Камелия паковала на место посуду. Абрахас со Скорпиусом укладывали в аккуратный штабель дрова на плоту. В какой-то момент сын отвлекся от этого занятия и подошел ко мне.
— Слушай, может быть плот отпустить? — спросил он. — Если произошло что-то, что потребует твоего присутствия, мы вряд ли дальше поплывем. А если нет — то это ведь не последний плот на реке. Дождемся другого и продолжим путь.
— Здравая мысль, — согласился я и некоторое время все были заняты тем, что сводили с плота лошадей и сгружали на берег наше имущество.
Прежде, чем Нотт со товарищи появились, мы успели стреножить лошадей и отпустить их пастись, разложить костер рядом с причалом и даже повесили котелок, чтобы вскипятить воды для чая.

***

Лорд-Дракон и восемь человек его сопровождавших, прибыли порталом. Сначала на деревянной поверхности пристани появился слабо светящийся фиолетовый круг, потом свечение стало явственным и в воздухе запахло озоном, а через несколько секунд на пристани появилась группа людей в боевом облачении. Одно это любого заставило бы задуматься о том, что же произошло. Допустим, по слухам, сам Одхан даже спал в боевой мантии, но остальные…
— У нас третье пришествие Воландеморта? — поинтересовался я, вставая со своего бревна, чтобы приветствовать прибывших.
— Нет, мой Лорд, у нас, бля, все гораздо запущеннее, — выдал Нотт, и, увидев девочку, поклонился ей. — Просите, леди.
— Добрый вечер, лорд Нотт, — вежливо поздоровалась Камелия и, улыбнувшись, светским тоном произнесла: — Я знаю, что вы старый солдат и обучать вас манерам поздно. Так что, не стесняйтесь. Некоторое количество крепких слов я как-нибудь переживу.
Лорд-Дракон даже крякнул от восхищения: подобной фразы он вполне ожидал от Нарциссы или от Гермионы, но юная особа, еще вчера воспринимавшаяся им как еще одна из когорты мелких девиц не представлявших особого интереса, похоже, сразила старого вояку своим обаянием и непосредственностью. Я опять устроился на своем бревне, а Одхан, усевшись напротив, принялся за доклад:
— В Министерстве форменное светопреставление: Уизлиха орет, так, что слышно на всех этажах. Дескать, ее сыночку похитили злые магглы и, потрясая какими-то дурацкими часами, призывает поубивать их всех, но вернуть ей ненаглядного Персика. Ее муженек маячит за необъятной кормой супруги, изображая из себя скорбную тень. Жена этого самого Персика — бьется в истерике и ничего путного от нее не удается добиться, несмотря на полпинты влитого в нее успокоительного.
В это же время какие-то умники, взломав защиту на полутора десятков ферм и поместий, в которых обитают маги, спалили их к Мордредовой бабушке.
— Пострадавшие? — быстро спросил я.
— Судя по тому, что мы обнаружили на пепелищах, только домовики. Человеческих останков не обнаружено ни в одном мест, — отчитался Одхан.
— У родственников погорельцев?
— Нет, — покачал головой Нотт. — Они просто исчезли. Не сгорели, не вышли в соседний магазин за продуктами или куда там еще. Знакомые и родственники утверждают, что каждого из погорельцев довольно давно не видели. Давно, это от трех дней, до пары месяцев.
Одхан собрался было сказать что-то еще, как в одном из его карманов раздался характерный скрип сквозного зеркала. Вынув его из кармана, Лорд-Дракон велел собеседнику докладывать и, по мере того, как тот говорил, становился все мрачнее и мрачнее. К сожалению, слышать доклад мог только сам обладатель зеркала, поэтому нам всем оставалось лишь ждать.
— На один из офисов фонда Мракса сейчас начнется…Что-то, типа, налета. Маггловская полиция жаждет поинтересоваться документами и хочет опечатать технику. Отделение только что было предупреждено о возможных неприятностях телефонным звонком. На данный момент вся информация уничтожена по аварийной схеме, большая часть сотрудников — эвакуированы, — доложил он, отрывая взгляд от зеркала. — Тео спрашивает: контактировать ли с полицией или уходить?
— Пускай уходит, — отдал распоряжение я. — И людей оставшихся пусть заберет. В идеале — всех. В крайнем случае, всех тех, кто хоть что-то хоть краем глаза мог знать о наших манипуляциях с одаренными детьми.
Нотт отдал распоряжение сыну и погасил связь между зеркалами.
— В каком городе был этот офис? — спросил Люциус.
— В Кардиффе, — ответил Нотт.
— А Персик где пропал? — уточнил я.
— Там же, в Кардиффе, — не задумываясь ответил Одхан и, связав одно с другим, хлопнул себя по лбу. — Его ж мать!
— Сворачиваем все отделения фонда Мракса, кроме центрального, — распорядился я. — В центральном — подчистить документацию и, пожалуй, я сам встречу полицию, если она туда явится.
— Я с тобой, — подал голос Люциус, а Нотт, отдав своим штабным указания, воззрился на меня.
— Куда ж мы без тебя, — вздохнул я. — Теперь, давайте-ка остановимся и подумаем: кто и зачем так развлекается? — я поднялся с бревна и несколько раз обошел вокруг кострища, раздумывая. Команда Лорда-Дракона слаженно повскакивала и, открыв портал, отбыла. — У нас либо совсем нет времени и, хвала Мерлину, если ребята успеют. Либо кардиффское было пробным шаром и тогда…
— Тогда у нас есть в запасе около суток, — высказался Люциус. — Перси, по документам, действовал как представитель фонда Мракса. В Кардиффе найдут пустоту, и начнут шерстить другие отделения. Скорее всего, все разом, но, думаю, не сегодня же. Завтра или послезавтра.
— Все офисы одновременно, — согласился я.
— Ну, если бы этим занимался я…. То я бы начал как раз с центрального, — подал голос Нотт.
— Я бы тоже, — согласился я. — А, стало быть, это все-таки пробный шар.
— Или попытка напугать, — вдруг произнес Абрахас.
— А малец дело говорит, — поддержал его Нотт.
— Согласен, — кивнул я. — В общем, у нас два варианта реакции: либо испугаться, либо нет. Региональные офисы мы прикроем под видом реорганизации, а центральный оставим как приманку. Единственное, что мне неясно: кто организатор этого… наезда?
— Еще и пожары эти непонятные, — напомнил Люц. — Семьи, владевшие взломанными домами, имели какое-то отношение к фонду?
— Сейчас узнаю, — пообещал Нотт и, достав зеркало, вызвал кого-то.
— Нет, так руководить операцией — не дело, — констатировал я, наблюдая за переговорами Одхана. — Долго и через третьи руки. Бред, короче.
Нотт договорил и убрал зеркало в карман.
— Часть семей имела, — оповестил он, - часть нет. А на тему того, что так руководить — извращение — ты прав.
— Наводим портал, отправляемся, для начала, к нам, — решил я. — Сами не выкладывайтесь, подключитесь вон к колоннам. Личный резерв может понадобиться.
Костер моментально затушили, вещи собрали, уменьшили и запихали в одну из седельных сумок, и буквально через десять минут мы, вместе с лошадьми, материализовались во дворе усадьбы, принадлежащей моей семье.
— Дети, вы… — начал было Люц, но ребятня его перебила.
— Крестный!
— Дед!
— Пожалуйста, можно нам с вами? Мы не будем мешать, правда! — высказала общую просьбу Камелия умоляюще глядя на деда.
Люциус вопросительно поглядел на меня, потом на Одхана и махнул рукой.
— Ладно. Пойдете с нами, но за Барьер даже не проситесь. Будете сидеть в штабе Лорда-Дракона, — решил он.
— Мы будем тихо, как мышки, — пообещали дети.
Пока мы разговаривали, на пороге появилась Гермиона, следом за ней Северус, а домовик успел увести лошадей в конюшню.
— Ну, что ж… Добро пожаловать в мое логово, — непонятно чем довольный, вымолвил лорд Нотт, принявшись создавать очередной портал.




Вопрос: Спасибо за главу?
1. Да!  12  (100%)
2. Нет!  0  (0%)
Всего: 12

@темы: Исповедь темного волшебника, Кроссовер, Мир Сверхъестественного, Мир ГП

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки из сумасшедшего дома

главная