nairsa
— Следующий вопрос: наши предприятия в маггловском мире, — улыбнувшись, продолжил совещание я. — Есть мысли? Люц?
— Свернуть их без проблем не получится, — сообщил Малфой. — Маги очень зависят от маггловских производств. Даже продукты мы закупаем у магглов. На самообеспечение могут выйти в ближайшее время далеко не все. По моим прогнозам, этого результата мы сможем добиться только через год-полтора, и это при условии, что мы прямо сейчас озадачимся этой проблемой. Но вот все остальное… Мебель, посуда, ткани, скобяные и галантерейные изделия и многое другое — мы закупаем у магглов. Своих массовых производств у нас нет. Есть некоторое количество мастерских, но они в основном создают предметы роскоши. В наших фирмах, сотрудничающих с магглами, работают в основном сквибы и этих тварей они не интересуют. Логистика… Возможно, ее придется перестраивать. Этот вопрос надо будет изучить подробнее. Фонды, занимающиеся детьми… Там магов среди персонала мало, и их можно заменить почти без потерь. Данные об одаренных детях вычищаются легко. Семьи, где родители магов сквибы пожелавшие остаться в маггловском мире, видимо, придется переселять на нашу сторону Барьера.
— Хорошо, что мы последние годы ведем активную пропаганду этой идеи и люди все-таки нас услышали и стали переселяться сами, — продолжил речь Люциуса Нотт. — За последние два месяца мы помогли переселиться трем десяткам семей. Большая часть из них осталась в моих владениях, остальные — расселились кто где.
— Но это капля в море, по сравнению с тем, что нам придется сделать, — вздохнул я. — А нам придется убрать за Барьер всех волшебников, если мы не хотим давать тварям возможность размножаться. Основной проблемой в этом процессе, по-моему, будет убедить магов уйти за Барьер в тех странах, где они до сих пор традиционно соседствуют с магглами и даже не особо прячутся. Индия, Китай, почти вся Южная Америка… У нас, европейцев, по сравнению с ними, на магической стороне прямо цивилизация в полный рост. А у них только точки перехода, за которыми практически ничего нет.
— Значит, они, по-сути, субстрат для размножения тварей, — передернув плечами, констатировала Гермиона.
— Я считаю нашим долгом предупредить все магические сообщества, а там… Всех силком за Барьер переселить не выйдет. Кто-то нам просто не поверит. Кто-то по разным причинам упрется, решив, что пересидит угрозу по старинке, спрятавшись или еще как. Оказать материальную помощь всем, кто будет нуждаться, мы не сможем ни при каком раскладе: у нас нет на это ресурсов. Даже своих-то родных англичан поначалу обеспечить всем необходимым будет очень непросто. Реально мы можем помочь лишь предупреждением и некоторым количеством советов, основанных на нашем опыте жизни за Барьером. И это — все, как бы печально это не звучало, — высказал свое мнение Люциус.
— Итого: нам нужно подготовить меморандум для иностранцев, в котором в полном объеме изложить суть нависшей угрозы. Думаю, правильным будет опустить в нем только откуда именно у нас данные. Это раз. Два - нам нужно оповестить всю Магическую Британию о возникшей проблеме. Беда в том, что подобное оповещение, с большой долей вероятности, вызовет панику среди обывателей. Идеи? Предложения? — поинтересовался я, огласив промежуточные результаты совещания.
— А помнишь, несколько лет назад мы в теории обсчитывали возможность переселения за Барьер? — задумчиво произнес Северус. — Мы тогда, помнится, довольно скрупулезно построили модель такого процесса. Правда, он не был экстренным и был рассчитан на десять лет, но, думаю, его можно взять за основу.
— Да, там были совершенно точные данные о том, сколько магов живет в маггловском мире, чем они там заняты, там же были разные расчеты, типа сколько жилых домов надо будет построить, какие производства создать, что выращивать и так далее, — поддержала его Гермиона и сосредоточилась, явно обратившись к памяти “Мечты” в поисках тех выкладок.
Я помнил тот проект, о котором говорили мои супруги. У него, по-большому счету, был единственный недостаток. Подобные вещи можно было проворачивать в одном единственном случае: в стране должна быть военная диктатура. В любом другом раскладе, подобные полномасштабные перемены, по нашим прикидкам, должны были с неизбежностью вызвать три типичных реакции. Часть граждан выступила бы “за” и, собрав пожитки, легко переселилась бы за Барьер, начав там строить новую жизнь. Часть граждан активно и громогласно сопротивлялась бы этой идее. И остальные бы просто молча ничего не делали.
Собственно тогда мы решили, что не будем обнародовать этот проект, чтобы не затевать очередную гражданскую войну. Вместо этого мы тихо и камерно просчитали кто из англичан адекватно воспримет идею полного переезда, и безо всякой помпы переговорили с людьми. Наши расчеты практически стопроцентно совпали с результатами этих переговоров и, получив согласие потенциальных переселенцев, мы помогли им с переездом. Таким образом, сейчас на маггловской стороне жили в основном те, кто по нашим расчетам, воспримет идею необходимости переезда с той или иной степенью негативности.
Именно эти выводы я и озвучил, пока Гермиона проглядывала материалы того нашего исследования.
— Сейчас ситуация несколько иная, — подал голос Нотт. — В конце-концов, никто не заставляет всех переселяться за Барьер навечно. Разгребем кризисную ситуацию и пусть катятся на маггловскую сторону, раз она им так мила. Никто насильно держать не будет. А если кто-то пожелает обосноваться на нашей стороне — пусть остается. Поможем, чем сможем.
— В ближней перспективе ты прав, — согласно кивнул я. — Но, я хотел бы извлечь из нынешнего кризиса максимум пользы. Твари, в силу своих свойств, рассматривают нас как возможность размножится, а вот если до магов доберутся маггловские спецслужбы… Я даже не знаю, что будет хуже. При этом, я не дам никаких гарантий того, что они о нас не знают. Возможно, они не взялись за магов всерьез только потому, что пока не имеют технической возможности к нам подступиться. Но наука не стоит на месте… Возможен даже вариант, что сейчас твари действуют рука об руку с магглами. Я бы даже сказал, что, скорее всего, это именно так: в наш офис вломилась полиция, а оповещение о предстоящем вторжении пришло не от нашего человека, работающего в полицейском ведомстве Кардиффа.
Это было довольно странно: еще будучи Томом Риддлом и пребывая в относительно здравом уме, я настоял на необходимости внедрения во все значимые маггловские сферы наших людей. Кто-то из них оказывался нам должен и поэтому сотрудничал, кое-где в нужные места продвигались не обладающие магическими способностями родственники, кому-то мы просто платили, и даже компроматом на некоторых из них пользовались, но результатом деятельности в этом направлении, было наличие наших информаторов везде, за исключением нескольких военных структур, занимавшихся, по слухам, какими-то разработками. По косвенным данным, там велись исследования чего-то крайне таинственного и, возможно, паранормального, но в точности никому ничего известно не было, а наши люди, как ни старались, никак не могли попасть в ряды этих засекреченных исследователей не первый десяток лет.
— Убедил, — буркнул Одхан. То, что мы до сих пор не имеем своих людей в этих загадочных подразделениях, он воспринимал как личный вызов.
— Но и ты прав. Не всегда удается достичь сразу всех целей. В свете текущего кризиса, нас вполне устроит, если нынешние приверженцы проживания на маггловской стороне переберутся за Барьер хотя бы временно. Посему, вернемся к обсуждению того, что необходимо для этого подготовить, — примирительно предложил я и мы погрузились в обсуждение поставленной задачи.
Сделать предстояло немало. Всех переселенцев надо было обеспечить, как минимум, жилищами и пищей, и это при том, что никто из нас не взялся бы предугадать на сколько времени затянется кризисная ситуация.
— Палаточные городки — хороший выход, — задумчиво произнесла Гермиона. — Но сколько времени можно прожить, пусть в довольно комфортабельной, но все-таки палатке? Полгода? Год? А если это все затянется на пару лет?
— Некоторое количество народу можно разместить в Цитадели, — предложил Одхан. — Надо посчитать сколько, но, навскидку, три сотни человек тут разместится довольно легко.
— Если Хогвардс целиком убрать за Барьер то там можно будет поселить много народу, — поддержал его Люциус.
— Нет, — возразила Гермиона. — Хогвардс — школа, а каникулы закончатся довольно скоро. Думаю, его надо задействовать в самую последнюю очередь, хотя, конечно, вернуть его целиком на нашу сторону Барьера — необходимо.
— Из больших поместий есть мой мэнор, — высказался Люциус. — Да все наши могут потесниться и принять беженцев.
— У нас есть пустующий замок Лестрейнджей, — напомнил я. — Он законсервирован, так как никого из этого рода в живых не осталось. Да, там царит запустение и многое нужно починить, но он запросто примет около тысячи человек.
— Это все капля в море, — вздохнул Северус. — По данным последней переписи, в Англии больше трех миллионов магов. Примерно половина их них постоянно обитает за Барьером. У остальных полутора миллионов тут нет ни кола, ни двора. Будем оптимистичны: у части, думаю, где-то у трети, есть родственники, у которых тут есть дома, но остальные… Это — настоящая проблема.
— Возможно, у меня есть ключ к ее решению, — вклинился в разговор Мейер. Он появился в тактическом зале довольно давно, но до этого момента лишь молча слушал наши обсуждения и оглядывался в помещении, куда его привел домовик, благо, посмотреть тут было на что.
— Надеюсь, этот ключ достаточного размера, — едко заметил Одхан.
— Полагаю, не только размера, но и формы, — не общая внимание на сарказм, отозвался немец. — В 1127 году замок моих предков, скажем, переехал с места на место. Весь целиком, начиная от шпилей, заканчивая самыми нижними уровнями. И не только замок, но и все строения, которые его окружали. Мой далекий прадед, перенес его севернее, туда, где, по его мнению, было меньше народу и куда, на его взгляд, вряд ли добралась бы инквизиция. За Барьер он переселяться не пожелал, но место потише — разыскал и перебрался туда.
— То есть, вы хотите сказать, что существует метод переноса строения из маггловского мира в магический? — с любопытством вопросила Гермиона. Мы знали о подобной возможности переноса внутри одного мира, но он не подходил для нашей ситуации, в чем мы убедились.
— Да, — подтвердил Мейер. — Таким образом нельзя перенести нечто живое. Например, растущее дерево можно только выкопать тут и высадить там, надеясь, что оно приживется, но дом и даже целый замок, хоть и непросто, но перенести технически возможно. В теории, я представляю, как это сделать, хотя на практике никогда не пробовал. В моем архиве есть записи того моего предка, о котором я рассказал и, полагаю, можно повторить его опыт.
— Это интересная идея, — высказал свое мнение Северус. — Можно попробовать перенести, ну, хоть мою развалюху в Паучьем тупике. Ее, в случае чего, не жалко.
— Вы можете разыскать эти записи? — спросил я Карла. — Идея действительно неплоха и, если все получится, то у нас бездомными останутся лишь те из магов, которые в данный момент живут в многоквартирных домах.
— Никогда ни о чем подобном не слышал, — произнес Люциус. — Я читал только о том, что есть ритуалы, которые способны двигать линию Барьера и переносах в пределах одного мира. Собственно, именно об этом, полагаю, говорила Гермиона, когда мы обсуждали Хогвардс.
— Да, — подтвердила моя супруга. — Кстати, Годрикову лощину, Хогсмид и другие деревушки, располагающиеся вблизи Барьера, и где живут вперемешку сквибы и маги, тоже можно убрать на нашу сторону.
— Записи я могу найти запросто, — пообещал Мейер. — Мне бы только мой сундук…
— Да вон он, сундук тот, — Одхан махнул рукой в сторону одного из углов и немец, кивнув, удалился.
— Со смешанными деревушками все не так просто, — произнес я, обдумав мысль, высказанную Гермионой. — В них же не только сквибы и маги живут, но и магглы, знающие о мире магии. Родители некоторых волшебников, например. Магглам на нашей стороне делать нечего. Да и не все сквибы согласятся на это, тем более, что им ничего не угрожает.
— Ну, значит, если технология нашего нового союзника окажется рабочей, то просто перенесем жилища магов, — пожала плечами Гермиона.
Мейер довольно быстро вернулся, неся в руках пухлый том. Полистав его, он протянул книгу мне. Фолиант был написан от руки и текст в нем был на столь архаичном немецком, что я довольно быстро осознал: это чтиво мне не по зубам.
— Вы сумеете это перевести на более понятный язык? — спросил я.
— Конечно, — кивнул хозяин фолианта и, забрав его у меня, собрался было зачесть написанное вслух.
— Э, нет, — прервал его я. — Давайте сразу сделаем все по-уму, чтобы не делать двойной работы.
Выбравшись из своего кресла, я поманил Мейера за собой и повел к терминалу, приспособленному для загрузки данных в “Мечту”.
— Кладите книгу сюда, — велел я, указав на некое подобие пюпитра, изукрашенное рунами и инкрустированное драгоценными камнями. — Вы знаете, что такое сканер?
— Маггловский? — уточнил Мейер. — Который подключается к компьютеру?
— Да, — кивнул я.
— Знаю и даже пользоваться умею.
— Вот это, — я кивнул на пюпитр, — нечто наподобие него. Если провести вот этой штукой над текстом, — продолжил объяснять и показывать я, — он, в том виде, как написан, загрузится в память нашего тактического комплекса. А вы наденете браслет, который свяжет вас с “Мечтой”, и будете говорить вот в этот, за неимением лучшего слова, микрофон. Таким образом, у нас получится текст оригинала и перевод.
Я взял со столешницы браслет и протянул его моему собеседнику, а потом, сосредоточившись, вызвал голографический экран.
— Надевайте браслет и попробуйте, — скомандовал я с интересом наблюдающему Карлу.
Тот, не споря, подчинился и, проведя все описанные мною манипуляции, принялся надиктовывать перевод. На голографическом экране слева появилось изображение текста из книги, а справа, по мере диктовки, стал появляться текст перевода. Понаблюдав за его работой, я оставил Мейера наедине с книгой.
— Поглядим, — произнес я, вернувшись за центральный стол и по-новой устроившись в облюбованном кресле. Строчки перевода довольно быстро появлялись на экране, висящем над столом и мы вдумчиво вчитывались в них.
— Мио, — позвал я супругу. — Ты можешь понять исходный текст? — тихо спросил я, когда она поглядела в мою сторону.
— Попробую, — кивнула она и, нахмурившись, принялась изучать изображение оригинала. У нее это должно было получиться куда лучше, чем у меня: работа с древними, в том числе, руническими и иероглифическими языками, были ее стихией, профессией и увлечением.
— И ты собирался дать этому человеку второй шанс? — не без ехидства в голосе, спросил Северус.
— То, что он подписался под клятвами, не говорит о его квалификации, — пожал плечами я. — Кто знает, насколько он хороший переводчик? И да, я предпочитаю проверять, прежде, чем доверять.
Люциус, услышав меня, фыркнул, а Нотт пробурчал себе под нос нечто непристойное, но ни тот, ни другой, не пожелали вслух озвучить свое мнение.
— Перевод точный, — через некоторое время, сообщила Гермиона. — И комментарии к нему выглядят вполне профессионально. Одхан, нам нужен мастер чар и мастер ритуалист, чтобы они оценили практическую годность этого текста. Моей квалификации для этого явно недостаточно.
— Лучший специалист по чарам — Флитвик, а вот ритуалист… Какого рода? — уточнил Нотт. Времена, когда он комплексовал на предмет своей неспособности в некоторых областях магии если когда-то и были, давно прошли. Теперь, он смотрел на подобные ситуации философски и спокойно передавал бразды правления более компетентным товарищам, даже если те использовали его в качестве мальчика на побегушках.
— Я бы позвал гоблина, — подал голос Северус, внимательно читавший перевод. — Был у них один специалист… Рогвер из клана Алой Секиры. По-моему, это по его части. Да и отношения с Секирами у нас приличные.
— Понял, — кивнул Лорд-Дракон и вышел из тактического зала.

Вопрос: Спасибо за главу?
1. Да!  10  (100%)
2. Нет!  0  (0%)
Всего: 10

@темы: Мир СПН, Исповедь темного волшебника, Мир ГП, Кроссовер