Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:27 

Исповедь темого волшебника. Глава 2. Часть 9

nairsa
Следующие полгода можно охарактеризовать двумя словами: мы впахивали. Как проклятые. Ударными темпами на волшебных землях возникали новые поселения. Одни строения переносились из-за Барьера, другие возводились на месте. Нашими стараниями разрасталась дорожная сеть, соединяющая посёлки между собой, налаживался быт, организовывались рабочие места. Мы всё ещё очень зависели от поставок с маггловской стороны, но стало понятно, что это не навсегда и в конце этого туннеля забрезжил свет.
Массовых беспорядков удалось избежать, хотя локальных конфликтов было более, чем достаточно. Министерство в старом формате перестало существовать, сменившись чем-то вроде совета депутатов, избираемых населением самостоятельно. От каждого поселения в него входила пара-тройка инициативных человек и занимались они не законотворчеством, как можно было бы подумать, а координацией и управлением ресурсами. В том, чтобы произошло именно так, сыграли свою роль и та работа, которую мы проводили много лет, стараясь изменить общество мягко и исподволь, и пример поданный чистокровными родами, объединившимися в своего рода кланы. Принцип таких объединений был предсказуем: кровное родство, личные симпатии, географическая близость владений, схожий взгляд на то, как должен быть устроен мир и к чему все должны стремиться. Даже при различии этих позиций, они оказались неплохой базой для конструктивного диалога между главами свежеобразованных кланов и они довольно быстро, хотя и не без вмешательства, пришли к взаимопониманию и выработали общий вектор действий.
Итогом всего этого стало то, что на маггловской стороне осталось исчезающе мало магов. Контакты за Барьером свелись к минимуму и поддерживали их лишь те, кто согласился и оказался способен жестко соблюдать выработанные, исходя из обстоятельств, инструкции.
Свободного времени ни у кого ни на что катастрофически не хватало, и поэтому вместо того, чтобы продолжить рассказ, который начал до кризиса, я слил свои воспоминания в думосброс и предоставил сыну и крестникам возможность их просмотреть. Обсудить увиденное, у нас до начала нового учебного года так и не получилось, но я видел задумчивые взгляды молодежи, которыми они периодически обменивались и слышал вопросы, которые они обсуждали между собой. Ответы на них они старались найти самостоятельно и, если судить по спискам литературы, которую они запрашивали и другим косвенным данным, выводы они сделали верные.
В целом, всё было бы неплохо, но массовый исход магов за Барьер заставил активизироваться наших противников. Через какое-то время мы обнаружили, что почти любое активное применение магии ведёт к тому, что на том месте, где оно случилось, практически моментально появляются твари. Первый раз с этим мы столкнулись, наложив ряд магглоотталкивающих чар на место, где шла разгрузка очередной фуры с продовольствием. Действо было совершенно обычным: машина, нанятая представителем одной из фирм, принадлежащих магам, остановилась на обочине дороги неподалеку от одной из точек перехода. Встречающая её группа волшебников окружила место действия магглотталкивающими и отводящими глаза чарами, чтобы не привлекать внимание, и занялась разгрузкой. Ничего необычного не происходило до тех пор, пока не раздались характерные хлопки и на месте событий не появилось несколько человек, вооруженных маггловскими винтовками. Из десятки, участвующей в разгрузке и переправке коробок с продуктами за Барьер, уйти с места событий сумел один волшебник и только потому, что ему повезло: он был ближе всех к Барьеру и попросту вывалился на магической стороне, даже будучи полностью обездвиженным транквилизатором.
Действие усыпляющего состава прошло для него без последствий, но намёк мы поняли и к следующему столкновению подготовились. Около одной из точек перехода, Долохов колданул, а дальнейшее было делом техники и появившихся тварей мы, хоть и с трудом, но перебили. Решив, что это замечательный метод извести их всех небольшими пачками, мы повторили эксперимент, только на сей раз успех оказался не на нашей стороне: тварей появилось слишком много и, хотя никто из нас не пострадал, но и им мы урона почти не нанесли.
Ещё одной проблемой стало то, что на стихийные всплески магглорожденных твари почему-то реагировали быстрее нас. За прошедшее время, на территории Англии появилось четверо одаренных детей и все они достались не нам. Вывод был прост: их следящая сеть оказалась чаще, а, может быть, просто чувствительнее нашей и это плотно связывало нам руки. Что с этим делать пока не представлял никто, но все взаимодействия с маггловской стороной превратились в миниатюрные боевые операции, готовящиеся со всей возможной тщательностью, но и они иногда проходили не без эксцессов.
— Мы вынуждены сидеть за Барьером и не отсвечивать. Бойцов у нас дофига, но каждый из них, чуть что, за волшебную палочку хватается. Вроде все понимают, что нельзя этого делать, но как жареным запахнет так прямо недержание! Некоторые даже палочки на базе оставляют, но творят и без них такое, что просто загляденье, — со злостью констатировал Одхан на одном из совещаний.
— И что ты предлагаешь? — вопросил я Нотта, пропустив мимо ушей последнюю фразу. Это был явно камень в мой огород: группу, в составе которой я совершал вылазку, окружило два десятка тварей. Патроны кончились, плюс откуда-то полезли еще и инфери. Аппарировать мы не могли — противник выставил щит, настолько мощный, что мы даже совокупным усилием не решились его проламывать. В общем, там бы мы и полегли, если бы я не сумел наколдовать Адское пламя без волшебной палочки. Полыхало знатно, нам тоже немного досталось, но ожоги вылечили, мы остались живы, а вот враги сгорели все до единого.
— Надо обратиться к магглам, — ответил тот.
— К каким магглам? К правительству? — поинтересовался я. — Так там тварей полно.
— Нет, не к правительству, — покачал головой Одхан. — Есть одна организация… Ну, точнее, даже и не организация, а просто люди, занятые одним делом. Они уничтожают нечисть.
— Что, прости, они делают?! — недоуменно переспросила Гермиона.
— Уничтожают нечисть, ты не ослышалась, — преспокойно повторил Нотт. — Ну, знаешь, иногда всякая хрень заводится, в том числе и нашими стараниями. Бывает так, что в руки магглов попадают волшебные вещи, но у них они срабатывают не так, как у кого-нибудь из магов, а совершенно особенно. И, в итоге, раз! И домик с привидением, в котором мрут все словно мухи. Или болеть люди вдруг ни с того ни с сего начинают. А бывает и пропадают не пойми куда, или с ума сходят. В общем, мало ли. Случаи разные бывают. Так вот, охотники умеют бороться с такими явлениями, будучи не магами.
— Домики с приведениями, проклятые вещи. И магглы-спасатели, — фыркнул я скептически. — Обычные, говоришь?
— Тут как посмотреть, — отозвался Одхан. — Среди них и сквибы встречаются, но редко. А так, изначально, они действительно вполне обычные, но с этим их занятием… Я не знаю, скажем, развивают некоторые интересные способности.
— Какие? — с любопытством спросил Люциус.
— Интуиция у них, дай Моргана каждому такую, — принялся перечислять Нотт. — Некоторые всякое необычное чуют, ну, как собака запахи. У меня есть среди этих ребят знакомцы. Так вот, один из них умеет безошибочно отличать зачарованные вещи от не зачарованных. Я как-то раз поспорил с ним. Взял два десятка обычных вилок и три из них превратил в портключи. Специально вышел во двор и там колдовал, убедившись, что никто за мной не подсматривает и видеокамер там нет.
— И что?
— Ну, он нашёл зачарованные вилки минут за пять. Руками над ними водил, потом достал загогулину из проволоки и ею тоже водил. Но, не ошибся, — рассказал Одхан. — Я не знаю, как он это сделал, но он был стопроцентным магглом.
— Интересно, — протянул я, хотя моего скепсиса рассказ Нотта и не уменьшил. Нет, я слышал об экстрасенсах, но всегда искренне считал, что это не более, чем сказки, а любые необычные способности, либо проявление магии, либо мистификации.
— Я тебе даже больше скажу: он каким-то образом знал, что если притронуться к зачарованным вилкам, то перенесешься в другое место. То есть, он непонятным мне способом вычислил действие, понимаешь?
— Понимаю, — ответил я. — А что ещё они могут?
— Они вообще интересные ребята, — тепло улыбнулся Одхан. — Все до одного в той или иной степени не в ладах с законом: при их, скажем, работе, его слишком часто приходится преступать. О них мало кто знает, и это при том, что память стирать, как мы, они не умеют. Они хорошие бойцы и при этом котелки у них варят что надо. Методы работы у них… странные, но очень эффективные. Я наблюдал, как один из таких охотников упокаивал кладбище, которое поднял залётный некромант. Фантастическое зрелище. Выглядит для мага вообще бредом, но… Оно сработало! Представь: ночь, туман, холод собачий, мужик с фонариком пробирается на это самое кладбище и принимается по нему бродить, явно что-то разыскивая. Метод поиска я так и не осознал, на мой взгляд он двигался совершенно бессистемно, но, в итоге, он останавливался и помечал те могилы, из которых и выкапывались созданные некромантом инфери. Он обошел всё кладбище и, найдя все неспокойные могилы, принялся на перекрестии кладбищенских дорожек что-то чертить, бормоча себе под нос нечто неразборчивое. В итоге, у него получилась очень странной формы фигура. Угловатая, некоторые линии образовывали замкнутые контуры, некоторые нет, вот на те линии, что не замыкались он поставил свечи и зажег их, а потом встал в центр своего рисунка, открыл какую-то книжку и стал из нее читать на латыни.
— А что он читал? — с интересом спросила Гермиона.
— Не поверишь, но молитву, — ответил Нотт. — Пока он читал, инфери выкопались и почему-то стали собираться вокруг той фигуры, которую вычертил охотник. Переступить линии они не могли, хотя не особенно-то и стремились, а он всё читал и читал. А потом, когда он закончил, инфери просто полегли вокруг и рассыпались прахом.
— Вот просто легли и рассыпались? — недоверчиво переспросил я.
— Ага, — с довольным видом, кивнул Одхан. — И во всём этом не было ни грана магии, во всяком случае, в привычном нам смысле этого слова. Я смотрел на всё действо через стандартный артефакт, позволяющий видеть магические потоки. Так вот, инфери, как им и положено, видны были, а вот ни охотник, ни свечи, ни линии или их сочетание, ни его книга, ничто из этого не светилось магией.
— Одхан, ты не находишь, что шутка несколько затянулась? — мягко поинтересовался я. Пытаться убедить вдруг сбрендившего человека в том, что он слетел с катушек — дохлый номер, но Нотт не казался сумасшедшим. Возможно он действительно решил пошутить, пусть и несколько странно, но моим долгом было обеспечить ему возможность сохранить лицо и закончить несмешную шутку с наименьшими потерями. — Или ты всерьёз решил изложить все снятые сезоны сериала про охотников за всякой дрянью? Как он, бишь, назывался? Сверхъестественное? Да. По-моему, именно так.
— Я не шучу, — покачал головой Нотт. — Всё началось действительно с этого сериала. Ну, то есть, я посмотрел фильм и интересу ради решил проверить есть ли в нем хоть крупица правды. Так вот, эти братцы-кролики…
— Винчестеры, — автоматически поправил я.
— Да какая к Мордреду разница! — отмахнулся Одхан. — Короче, фамилия их — вымысел, а вот их дело, методы, и то, с чем они сталкивались — реальность. Хочешь верь, хочешь нет.
— Не верю, — констатировал я. — Фильм этот я видел. Хороший сериал, впечатляет. Во всяком случае, тех, на кого он рассчитан. Но мы-то тут вроде все взрослые люди…
— Понятно, — прищурившись, произнес Нотт. — Что ж… Я готов предоставить факты. Познакомить тебя с этими людьми, если ты решишься отодвинуть свой скепсис и соизволишь прогуляться со мной на маггловскую сторону. Поговоришь с ними, а потом решишь: розыгрыш всё это или нет.
В тоне Одхана не было и доли веселья, да и все-таки очень сомнительно, что он мог решить так прикалываться в ситуации, в которой мы пребываем. Поэтому, мне пришлось признать: его предложение не шутка, как бы оно не выглядело. В конце-концов, если бы обычным магглам рассказали о нас, обычных волшебниках, они бы тоже решили, что всё это глупый розыгрыш и не более того.
— Что ж… Ладно, прогуляемся, — решил я. — Когда?
— Как только я договорюсь о времени и месте, — ответил Одхан.
Приключаться мы отправились через неделю.
— Палочку оставь тут. Оденься по маггловски, неброско и удобно. Цацки волшебные все, что без сложных рунных записей, сними.
— Да, мамочка, — фыркнув, ответил я. Этот инструктаж для магов, отправляющихся на маггловскую сторону, разрабатывался, в том числе, и мною, а теперь Одхан изображал курицу-наседку, первый раз выводящую свою кровиночку в свет.
— И о том, что ты владеешь беспалочковой магией — забудь, — не обращая внимания на ехидство, продолжил Нотт. — Но, если вдруг припечет и придется опять Адское пламя вызывать, так и быть — вспомни, что ты все-таки маг, а не конь педальный.
— Йес, сэр! — вытянувшись в струнку, гаркнул я. — Разрешите выполнять!
— Разрешаю! — в тон мне ответил Одхан, прочистив якобы заложившее ухо.
Всю неделю перед нашим походом я каждую свободную минуту посвятил тому, чтобы понять: что же за явление такое — охотники. Они сталкивались со сверхъестественным и, если немало этих столкновений являлось плодом деятельности волшебников, то мы должны были бы ну хоть что-то знать об этих людях. Странно, но информации оказалось мало и почти вся она относилась к области легенд и преданий, либо настолько древних, что они больше походили на сказки, чем на что-то правдоподобное. Либо это был бред сивого фестрала, который ни один серьезный человек всерьёз не воспримет ни при каких условиях.
Из этих сказок следовало, что в давние времена, задолго до появления Мерлина, планета Земля представляла из себя своего рода проходной двор, или в терминологии легенд “Перекресток Миров”. Там из других миров могли появиться любые твари и всякие эпические эльфы, демоны, минотавры и прочие персонажи других рас из сказок — на самом деле, ни разу не сказочные. Существуют же на Земле кентавры, русалки и драконы? Существуют, так как прижились, а остальные существа — либо вымерли, либо попросту вернулись домой, ну или были перебиты. Со временем, таких вот “гастролёров” стало меньше, но они всё ещё представляли угрозу. И вот тут, по одной из версий, для охоты на тех из них, что были агрессивно настроены к человеческим особям, боги дали некоторым людям особые дары, помогающие им в охоте и дары эти с тех пор передаются потомкам. По другой версии, эти самые охотники представляли из себя детей Артемиды, греческой богини охоты. Но, в любом случае, выходило, что охотник — не совсем человек, хотя и очень на него похож, но он и не маг, хотя некоторые из них вполне способны творить ряд заклинаний, помогающих бороться с разными существами. В общем, муть редкая, но именно она подвигла меня прихватить с собой выявитель магических полей помощнее стандартного. Сквозь этот артефакт, выполненный в форме очков, была видна не только наша волшба, но и гоблинская, и кентаврская, и домовиков, и даже русалок. Любое явление, затрагивающее магию любым способом, даже если этой самой магии задействовано чуть-чуть. Да и, кроме этого, они отлично подходили под выданные Одханом инструкции: уж чего-чего, а заковыристых рунических строчек на этих окулярах было более, чем достаточно.
Одевшись и экипировавшись так, словно собирались на небольшую войну, мы выдвинулись к месту назначенной встречи. Для начала, мы пешком прогулялись до ближайшей точки перехода. Всего-то какие-то жалкие десять километров от замка Нотта. Переместившись на маггловскую сторону, мы оказались на задворках какого-то поселения, где Одхан, делая страшное лицо, призвал соблюдать тишину, принявшись куда-то тихонько передвигаться. Мне не оставалось ничего другого, кроме как последовать за ним и в итоге мы пришли к сараю, внешний вид которого мне не удалось рассмотреть по причине темноты. В этом строении, оказавшемся, хоть и неказистым внутри, но довольно чистым и прочным, стояла машина, в которую мы и погрузились. Сарай мы заперли и, проехав через весь городок, спавший сладким сном, вырулили на шоссе. Миль через пятьдесят, мы съехали с трассы на проселочную дорогу, проехали по ней с полчаса, после чего я увидел в свете фар очередной сарай, в котором, как оказалось, стояла еще одна машина. В неё-то мы и пересели, загнав на её место ту, на которой приехали.
— Если бы я не был с тобой хорошо знаком, я решил бы, что ты совсем сбрендил, — высказался я, когда мы вновь оказались на шоссе.
— А так что думаешь? — окинув меня быстрым взглядом и вновь устремив его на дорогу, поинтересовался Нотт.
— А так думаю, что если ты и сбрендил, то совсем немного. Ну, то есть, не напрочь. И надежда на излечение ещё есть, — нервно ответил я. Игры в шпионов никогда не были моим любимым занятием, а тут концентрация шпионского маньячества и паранойи просто-таки зашкаливала.
— Лучше перебдеть, чем недобдеть, — отозвался Одхан. — Я правда не хочу неприятностей и неожиданностей. Можешь считать, что у меня крыша едет, но единственная моя задача, это довезти нас с тобой до места встречи и обратно, в целости и сохранности. С минимумом неприятностей.
— Ну да, — фыркнул я. — Звучит вполне логично. Но, признаюсь честно, ты меня несколько удивил.
— Мы тут, если ты еще не забыл, немножко воюем. Тебе не повезло: именно на тебе держится всё, что есть у английских магов. Я не знаю, как ты добился этого результата, но тебя слушают люди. Все. Даже те кто вообще никого никогда не слушал, почему-то прислушались к твоим словам и пошли за тобой, — речь Нотта стала для меня полной неожиданностью. Я сам ни о чём подобном никогда не задумывался, а просто делал то, что считал должным, нужным и правильным. — Возможно, ты специально рождён, чтобы стать лидером и вождём. Возможно, нет. Верного ответа на этот вопрос нет ни у меня, ни, видимо, у тебя, и всё, что нам обоим остается — делать то, что умеем. Я умею воевать и, надеюсь, умею защищать. Вот этим я и собираюсь заниматься, а так как я люблю это и умею, то вижу: самим нам на этот раз не справиться и нам нужны союзники. С этим ты спорить не будешь?
— Не буду, — согласился я. Одхан высказывался прямо крайне редко. Несмотря на кажущуюся простоту, он редко звучивал свое мнение столь открыто, а поэтому я сидел и внимательно слушал, не перебивая.
— Может быть, охотники ничем нам нам не смогут помочь, но, если они на что-то способны, то наш долг состоит в том, чтобы воспользоваться этой возможностью. Я верю в то, что если возможно убедить их в чем-то, то это можешь сделать именно ты. А убеждать их придется.
— Ты пытаешься сказать, что веришь в меня? — уточнил я.
— Да, — кивнул Нотт. — Я ведь не зря отдал под твою руку и себя, и своих людей.
— Кстати, раз уж ты затронул эту тему, — начал было я, но Одхан жестом остановил меня.
— Я сделал то, что считал правильным и нужным, и предлагаю закрыть эту тему. Что сделано, то сделано, — спорить тут было совершенно не о чем, поэтому я просто закрыл глаза и откинулся на спинку кресла.
— Долго нам ехать? — спросил я через некоторое время.
— К утру будем на месте, — ответил Одхан, принимая вправо и обходя грузовик.



Ну вот и пошел кроссовер. Не знаю, понравится вам или нет, но я чесслово стараюсь :)

Вопрос: Спасибо за главу?
1. Да  13  (100%)
2. Нет!  0  (0%)
Всего: 13

@темы: Мир ГП, Кроссовер, Исповедь темного волшебника, Мир Сверхъестественного

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки из сумасшедшего дома

главная