Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:37 

Исповедь темого волшебника. Глава 2. Часть 11

nairsa
— В нашей базе данных есть очень много чего. Мы, для упрощения работы с данными, загрузили в нее практически все книги, что хранятся в библиотеках дружественных родов, плюс постоянно пополняем архив “Мечты” всем, что под руку подворачивается. Книги, счета, слухи, информация с разных, скажем, датчиков, сводки авроров, к которым получаем доступ. В общем, для простоты понимания: получилась информационная среда, сродни привычному вам Интернету, только если он — сеть, то это — единый архив. Чего-то там, разумеется, нет, и, если мы натыкаемся на такой пробел, заполняем его при первой возможности, — рассказал я.
— Все, что известно о тварях, в этой базе есть? — поинтересовался Эван.
— Большая часть, — кивнул я. — Нам достался архив их создателей и он загружен в систему процентов на девяносто.
— А каков принцип поиска? — спросил Кэмерон.
— Можно задавать прямые вопросы, как обычному поисковому серверу, — ответил я. — Можно искать по аналогии, можно выстраивать свои ассоциативные ряды, но управлять выдачей в этом случае без тренировки очень тяжело. Вообще, работа с этой штукой может быть для вас не совсем безопасна: она считывает мысли оператора и чутко на них реагирует и, если, мышление не достаточно упорядочено, то можно уйти в выдаваемую информацию с головой. Выводить из такого состояния непростая задача.
— И предохранителей не предусмотрено? — убирая руки со столешницы, опасливо спросил Маккоул.
— Мы сами себе предохранители, — пожал плечами я. — Магов с детства учат думать весьма конкретно, так как это требуется для наиболее эффективного взаимодействие с магической энергией. Нам зачастую оказывается сложнее освоить другие способы мышления. Единственный предусмотренный предохранитель — уровень доступа. Например, детям, которые засыпали вас вопросами, выдан самый узкий. Они только осваивают методику работы с этим артефактом.
— Видимо, нам понадобится тот, кто хорошо умеет работать с этой вашей “Мечтой”, — протянул Эван, что говорило только в плюс ему: он адекватно оценивал свои силы.
— Любой взрослый маг, находящийся в этом зале, к вашим услугам, — оповестил Одхан, до этого лишь молча наблюдавший за нами. — Тут всегда находится, как минимум, дежурная тройка аналитиков и я отдам людям приказ всесторонне помогать вам.
— А что делать, если нужных данных вдруг не окажется в базе “Мечты”? — спросил Гленн.
— У нас есть традиционные библиотеки, — ответил я. — Ну и, при необходимости, можно организовать доступ к маггловским и гоблинским архивам и книгохранилищам.
— Маггловским? — уточнил Эван.
— Гоблины действительно существуют? — удивленно поинтересовался Гленн.
— Магглы — это обычные люди, — объяснил Нотт. — И, да, — Гоблины — существуют. Они даже довольно похожи на тех существ, которые фигурировали в фильмах про Гарри Поттера.
— Предлагаю прерваться и пойти пообедать, — предложил я. — Кто как, а я ел последний раз — вчера.
— Я бы тоже не отказался чего-нибудь пожевать, — согласился Одхан. — Вы как?
— Мы бы тоже перекусили, — согласились охотники и мы всей компанией направились из тактического зала в столовую. Дети собрались было вслед за нами, но я покачал головой и они, поняв меня правильно, передумали.
В столовой обнаружились Северус и Гермиона. Супруга сидела у мужа на коленях и увлеченно скармливала ему кусочки мяса с их общей тарелки. Они оба отсутствовали в цитадели в тот день, когда мы с Одханом отправились на маггловскую сторону и были не в курсе того, что мы притащили с собой гостей.
— О, вы вернулись от Невилла? — спросил я, подходя к ним и целуя жену в губы. Она, ответив на поцелуй, подсунула кусочек мяса и мне, и я, приняв его, улыбнулся.
— Да, проблему с его подкормкой мы решили, — ответил Северус. — А вы с Ноттом, гляжу, гостей привели?
— Знакомьтесь, — отозвался я. — Это Гленн и Эван. Охотники, — представил я новых знакомых. — А это Северус и Гермиона — мои супруги.
— Приятно познакомиться, — улыбаясь, произнесла Гермиона и, поднявшись на ноги, протянула руку старшему из наших гостей. — Мы наслышаны о вас.
— Нам тоже… приятно, — пребывая в некотором замешательстве, ответил Гленн. Прочесть по его лицу причину заминки мне не удалось, но услышать я ее, услышал.
Одхан, довольно щурясь, уселся на место во главе стола и хлопнул в ладоши, вызывая домовика.
Появление ушастика вызвало у охотников предсказуемую реакцию: в руках обоих возникли пистолеты, направленные на появившегося. Нотт отреагировал быстрее всех:
— Опустите оружие, — мягко попросил он. — Домовики в моем доме не представляют для вас угрозы. Вы ведь гости.
Сам ушастик спокойно стоял на месте, ни на что не обращая внимания.
— Так вот они какие, домовые эльфы, — выдыхая и убирая пистолет на место, произнес Гленн.
— Не очень-то они и похожи на тех, что в фильме, — пробурчал Эван, в свою очередь, убирая оружие.
— Ну, такова была фантазия режиссера, — фыркнула Гермиона, обратно усаживаясь к Северусу на колени. — Но, они и правда не опасны. Да и вообще в Цитадели гостям ничто не угрожает, а вот неожиданно появится может и домовик, и человек.
Я же тихо порадовался за то, что Нотт успел предотвратить стрельбу. Порох на нашей стороне Барьера работает по-другому и выстрел мог бы привести к весьма плачевным последствиям. Вот только реакция у охотников на многие вещи могла быть совершенно однозначной: сначала выстрелить, а потом разбираться. И, судя по тому, что схватились именно за пистолеты, они не знали, о возможных последствиях. Утаивание такой информации могло сыграть против нас и, поэтому, я, усевшись рядом с супругами и подождав, пока оба охотника устроятся за столом, решил рассказать об этом, заодно просветив на предмет некоторых элементов уклада жизни магов.
— Вы находитесь, по сути, в другом мире, — начал я. — Не только физическом, но и культурном. Гость тут — фигура почти священная. Еще в тот момент, когда вы перешли через замковый ров, для вас были отведены отдельные покои, где есть все необходимое для комфортного и, что самое главное, с точки зрения Цитадели, безопасного, отдыха. Вас с удовольствием обслужит любой домовик. Любой из людей будет, как минимум, вежлив. Если вы вдруг заболеете или поранитесь, хозяин замка сделает все возможное, чтобы вылечить вас. Отчасти, это обусловлено традициями, а отчасти — магией. Она жестоко карает тех, кто нарушает законы гостеприимства.
Эван слушал чуть хмурясь, а выражение лица Гленна стало отстраненным и несколько замкнутым.
— Есть еще одна вещь, которую я просто обязан сказать вам. Огнестрельное оружие в магическом мире — опасный металлолом. Также, как не работает электроника, тут порох взрывается по-другому и взрыв получается гораздо сильнее.
— Час от часу не легче, — пробурчал Гленн.
— Неприятно ощущать себя безоружным, — честно признался Эван.
— Мы не можем сделать так, чтобы порох тут срабатывал привычным образом, — подала голос Гермиона. — Но, можем поклясться в том, что, если с вами тут что-то случится по вине любого из обитателей Цитадели, Одхан скорее всего умрет.
— А если и выживет, то так, что лучше бы умер, — поддержал ее Северус.
— Можно подумать, от этого кому-то легче, — мрачновато усмехнулся Гленн.
— Это является гарантией безопасности гостя, — произнес Нотт. — Так работает эта сфера магии. Даже по отношению к врагу. Если он находится в доме в статусе гостя.
— Понятно, — кивнул Эван, переглядываясь с напарником. — Ладно, мы поняли и, пожалуй, доверяем тебе.
— Благодарю, — тепло улыбнувшись, ответил Нотт и, переключившись на домовика, принялся надиктовывать тому список блюд. Я слышал, что именно он заказывает и понимал, что делает он это не просто так, а желая провести своего рода тест. Совершенно безобидное, на взгляд непосвященного действие, а результат его мог оказаться довольно любопытным.
Стол сервировали и мы принялись за еду. Одхан, как радушный хозяин, предлагал гостям разные блюда и пристально наблюдал за реакцией на них. Наблюдения показали, что Гленн отдает предпочтение мясу. В любых его проявлениях. К овощам, в целом, равнодушен. С удовольствием потребляет соусы, но не слишком острые. Эван же к приправам оказался равнодушен, особое внимание уделил рыбе и птице, а сладкое поедал с особым удовольствием, хотя и старался его скрыть.
— Можно я зааважу Уолдена Френсиса? — врываясь в столовую вопросил Люциус, не заметив, что за столом находятся незнакомые люди. Судя по тому, как выглядел, двигался и говорил, Малфой пребывал в ярости. Воздух вокруг него аж искрился.
В общем-то, его можно понять. Этот самый Френсис был тем еще типом. Магглорожденный с демократическими взглядами, на дух не признающий того образа жизни, которым жили маги. При этом, у него были неплохие задатки лидера, обильно сдобренные способностью к демагогии. С первого дня, как было объявлено о необходимости массового переселения за Барьер, он мутил воду, рассказывая всем и каждому, что все это затеяли исключительно для того, чтобы старожилы магического мира могли нажиться на новичках. Он, на взгляд любого, способного сложит два и два, приводил бредовейшие аргументы, но его почему-то слушали. Кто-то даже думал, что, возможно, у него есть кровь сирен и поэтому какую бы чушь он не нес, ее будут воспринимать за чистую монету, — полагаю, дело было не в этом. Просто он озвучивал, многократно приукрашивая и сгущая, все те страхи, которые обуревали любого из переселенцев, при этом, ведя себя так, будто знает все. Вокруг него сложилась группка, которая пыталась лезть буквально во все. Пользы от них не было никакой, а вот вреда — более, чем достаточно: от того, как они умудрялись извращать некоторые факты, очень часто возникали распри, перерастающие в конфликты.
— Ага, заавадь, — фыркнул Нотт. — И все решат, что он прав, а мы нет. Сделай из него мученика. Я разрешаю.
— Мерлин! — вздохнул Люц, устраиваясь за столом. — Вот умеешь ты всю малину испортить.
Тут он заметил охотников и, резко успокоившись, принял свой обычный холодный и отстраненный “лордовский” вид.
— Знакомься, Люц, — в очередной раз восхитившись моментальному преображению, предложил я и представил ему охотников, а его, соответственно, им.
— Очень приятно, — спокойно произнес тот.
— Так вот, какая она на самом деле — Правая Рука Того-Кого-Нельзя-Называть! — воскликнул Эван. Похоже, из двоих братьев он был более эмоционален и открыт, а то, сколько разнообразных событий случилось с ним за прошедшие несколько часов, вывели его из равновесия.
— Ты понял, Гар? Я твоя Правая Рука! — хохотнул Люциус, расслабляясь и скидывая маску.
— Погодите, — несколько даже жалостливо попросил Эван. — Тот-Кого-Нельзя-Называть это же Воландеморт. При чем тут Гарри Поттер?
Гленн же, осознав смысл слов, явно напрягся.
— Это длинная история, — скорбно выдал я. — Дело в том, что книжка — немножко сказка.
— Немножко — это очень мягко сказано, — вклинилась в беседу Гермиона. — Имена, фамилии, географические названия, некоторые еще вещи — совпадают. Но, на самом деле к реальности она имеет весьма отдалённое отношение.
— Если совсем вкратце, то я и Гарри Поттер, и Воландеморт, в одном флаконе, — объяснил я. — А та монстра, о которой в книжке написано — она вообще не человек, а голем, созданный Дамблдором.
— Ну вот, — вздохнул Гленн. — А я уж думал, мы реально в сказку попали.
— В некотором роде, вы в нее и попали, — улыбнулся я. — Только сказка немного… другая. Фильм же про Винчестеров тоже, полагаю, не все аспекты вашей жизни освещает? Что-то оттуда убрано, что-то добавлено, что-то вообще придумано. Так?
— Да, — согласился Гленн.
— У нас та же ситуация, — объяснил я. — Так что, будем знакомы: Гарольд Блэк. Все-таки, Поттером я, хоть и являюсь, но называюсь крайне редко.
— То есть, никакого отношения к магической полиции ты не имеешь? — уточнил Гленн.
— Не имеет, — подтвердил Нотт. — Зато он фактический правитель магической Британии.
— И никакой я не правитель, — буркнул я. — У нас для этого дела есть Совет.
— Ладно тебе прибедняться, — фыркнула Гермиона. — Мог бы уже и смириться с этой мыслью. Короны на твоем челе пока нет, но фактически именно ты тот, кто принимает окончательные решения по всем ключевым вопросам. Так что — правитель.
— Уйду в монастырь, — закатив глаза, пригрозил я. Идея того, что люди искренне считали меня своим вождем и правителем меня откровенно достала. Я не хотел и не хочу никем править. Я лишь стараюсь сделать так, чтобы все остались живы, здоровы и по-возможности, счастливы.
— У нас нет монастырей, — хихикнула супруга.
— Я его специально для этого создам! — пообещал я.
— И это мы считали себя клоунами, — кинув быстрый взгляд на Гленна, высказался Эван. — Но, ты хотя бы очки носишь… — задумчиво добавил он, поглядев на меня.
— Вынужден тебя разочаровать: не ношу. А это, — я снял артефакт и протянул его охотнику, — штука, которая позволяет видеть проявления магии. Мне было интересно поглядеть на вас в магическом спектре, для этого и надел.
— А оно у меня в руках будет работать? — полюбопытствовал он.
— Попробуй, — пожал плечами я. — Вреда от него не будет точно.
Гленн неодобрительно нахмурился, а Эван с любопытством и опаской надел очки.
— Ух ты! — выдохнул он, оглядываясь по сторонам. Судя по реакции, артефакт работал, что лишний раз подтверждало, что он такой же маггл, как я — балерина. Не будь у него Дара, очки были бы просто очками, даже без диоптрий.
Маккоул некоторое время с любопытством разглядывал окружающее пространство сквозь атрефакт, а потом, сняв его, огляделся еще раз. Все еще хмурящийся Гленн протянул руку и забрал очки у напарника. Водрузив их на собственный нос он, в свою очередь, огляделся и глаза его расширились от удивления.
— И… Что именно через них видно? — с нескрываемым интересом, спросил он, снимая очки и вновь надевая.
— Магию, — ответил я. — Смотри.
Я протянул руку и колданул беспалочковый Люмос.
— Что это было?! — вопросил он.
— Так выглядит в магическом спектре маг, творящий заклинание, — объяснил я.
— Ты как будто весь в узоре каком-то… — поделился наблюдениями охотник.
— Ты тоже, — улыбнулся я. — И Эван.
Кэмерон поглядел на Маккоула, а потом на меня, явно сравнивая.
— Он — другой! — сделал вывод Кэмерон. Потом он перевел взгляд на Люциуса и вновь принялся сравнивать. — Вот ты, Люциус, Одхан, Северус и Гермиона — в чем-то похожи… А Эван совсем другой.
— Верно, — согласно кивнул я. — Более того, могу сказать, что никогда никого подобного вам я не видел. Но то, что этот узор есть, однозначно говорит о том, что вы оба все-таки не магглы.
— Получается, что те способности, что у меня были, не имеют никакого отношения к демонской крови? — задал вопрос Эван.
— Не знаю, — пожал плечами я. — Может быть, она их пробудила. Возможно, усиливала. Но, наверняка не являлась их причиной.
— Но без нее у меня ничего этакого не получалось, — констатировал Маккоул.
— Давай, для начала, проясним один момент, — предложил я и, получив согласный кивок, задал вопрос: — В фильме было показано, что демонская кровь вызвала зависимость. Это так?
— Да, — кивнул охотник.
— Тогда скажи мне, после того, как избавился от этой зависимости, ты пытался творить что-нибудь этакое? — спросил я.
— Нет, — ненадолго задумавшись, ответил Маккоул.
— На самом деле это не так, — улыбнулся я. — Сегодня, работая с “Мечтой” ты, по-сути, творил магию. Она ею управляется. Но, думаю, это не предел твоих возможностей.
— И каков он, предел этот? — озадаченно спросил Эван.
— Понятия не имею, — ответил я. — Мы можем обучить вас пользоваться Даром. Но, есть проблема, — и я рассказал про разные школы магии и про то, что твари используют для своих целей волшебников европейской школы. — Возможно, вами они не заинтересуются. Но, гарантий этому я дать не могу.
Маккоул явно расстроился, а Кэмерон снял очки и, положив их на стол, попытался утешить напарника:
— Жили же мы без магии столько лет. И еще столько же проживем, — тон был уверенным и пренебрежительным, но я, привыкший улавливать малейшие нюансы интонаций, услышал в нем фальшивую нотку.
— Можно попробовать сделать странное… — включился в разговор Северус.
— Что именно? — спросил я.
— Мы колдуем используя формулы и жесты. Даже беспалочково. Идет, пусть и очень сокращенная, но формула, жест, и определенным образом направленная воля. Если убрать из схемы формулу — то метод волшбы сильно изменится. А, учитывая, что наши гости, с точки зрения магического устройства, от нас отличаются не меньше, чем мы от китайцев. Возможно, у них получится колдовать, при этом не интересуя тварей.
— Да, это может сработать, — согласился я, обдумав высказанную идею. Я кое-что мог колдовать без формул. Но давалось это настолько тяжело, что ничего сложного сотворить не получалось.
— Можно попробовать, — предложил Северус. — Если вы хотите.
— Хочу! — решительно высказался Эван. А Гленн скептически прищурился, но все-таки согласно кивнул.
— Пойдемте только куда-нибудь с этими опытами. Хоть на улицу, хоть в тренировочный зал, — попросил Одхан. — А то знаем мы, чем кончаются эксперименты.
— А может на полигон? — предложил я. — Там сейчас кто-нибудь есть?
— Да. По графику там должен быть Тео со своими ребятами, — ответил Нотт. — А с ним обычно Гвен тренируется, ну и ребятню наверняка прихватили. Тони обещал сегодня погонять их с мечами.
— В любом случае, места там всем хватит, а нашим гостям, возможно, интересно будет поглядеть, — подытожил я, поднимаясь из-за стола и засовывая в карман очки.



Теперь в дневнике опубликовано сильно больше, чем на других ресурсах. Несколько дней постов точно не будет - мы едем в Крым. И пока не доедем, я буду без интернета, а приехав, буду очень рада комментам :)

Вопрос: Спасибо за главу?
1. Да!  13  (100%)
2. Нет!  0  (0%)
Всего: 13

@темы: Исповедь темного волшебника, Кроссовер, Мир ГП, Мир СПН

URL
Комментарии
2016-07-22 в 20:02 

cama
Не сделаешь - не узнаешь
Хорошо доехать =)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки из сумасшедшего дома

главная